Фрагменты группового занятия (9 ноября 2013, Казань) – 3 часть

Захваченный кадр 75 (Ключевые понятия: “владеть”, “управлять” или “использовать; воздействие книг; ценность человека; вынужденное думание, вопреки собственному развитию; испуганная форма мышления; атмосфера между людьми; источник позитивности)

(продолжение)

Галя. А если вовремя признать это слово «недоверие» или там «ненависть» – оно автоматически размягчится? Огонь сбавит?

Гена. Удлинит фитиль. Она заставит гореть его более длительный промежуток времени.

Галя. Но главное, признать хотя бы другое слово, да?

Гена. Угу. … Получается, что мы внутренним огнем владеть или управлять не умеем, а хотя мы должны были бы. Потому что иначе получается, что мы внешний огонь просто используем.. – ну, предположим, я сижу в гневном состоянии и смотрю телевизор – телевизор же работает. Светит лампочка – что еще надо? … Т.е. ряд каких-то вот этих человеческих проявлений, если мы говорим «они темны» – то и свет этот, он радовать не может, потому что мы, грубо говоря, темны и в темноте это все происходит. … … Что, обязательно видеть человека в состоянии гнева, что ли? И что это даст? … У него все равно на этот гнев отпущен определенный период времени. Он в зависимости от времени находится.  Смысл какой-то? А время – это не обязательно же свет. … … Вот такой мой взгляд. … Т. е. исходя из чего я вижу?

Галя. Все-таки огонь должен иметь позитивный эффект. Не только разрушающий.

Гена. Но я его и показываю, я его и рассказываю.

Галя. Ну, в книжках тоже надо как-то это..

Гена. Да, получается, что ты книжки можешь почитать. Но теперь ты от книжек тоже насколько дополнишься? Они тебя переключат к чему-то?

Галя. Нет.

Гена. Нет, да ведь? Хотя, по логике, получается, исходя из того образования, которое ты получаешь, исходя из тех книг, которые ты читаешь – ты на практике видишь, что книги производят воздействие. …

Галя. Я не знаю.

Гена. Ну как? Ну, ты в институте читала. Ну, ты переходила из класса в класс?

Галя. А, в этом смысле. … Нет, но в отношении жизненного опыта нет же книг, которые переводят из класса в класс. Одна хрень же написана.

Гена. Вот тут у меня несколько месяцев назад интересно возникла мысль. Вот если бы все классы убрали бы – не было бы понятия «первый класс». Был бы класс первый и класс там десятый. Как начальная точка отсчета и (конечная). \…\ Т.е. вот есть программа, предположим, назовем так, ты приходишь, ты берешь в руки алфавит или букварь и берешь арифметику. Выходишь – вот у тебя там элементы высшей математики или математика, физика, химия и все. … Тебе могут, предположим, химию там – кому-то изучать со второго класса, хочешь изучать физику – чирикай с воробьями там. … \…\ И тогда бы получилось, что существует некая ценность в начале и в конце. Т.е. ты поверил, что ты в ценностном диапазоне находишься. … Предположим, может быть, кто-то закончил там 10 классов и точно так же может, предположим, преподавать там не знаю где или сразу идти по специальности (работать). … Получается, если есть специальность – мы говорим «есть работа», «есть деньги». А ценность того, что Галя ценна сама по себеона (Галя) не видит. … …

Николай. Ценность сама по себе – как это?

Наташа. А ценность как бы – она же материально определяется?

Гена. Ну, хорошо. В первый класс поступаешь – тебе дают там 7000. Заканчиваешь там – сумма выросла. … И ты можешь играть хоть на бирже, хоть..

Николай. Ценность образования в том, чтобы уметь что-то делать.

Гена. Да, да. Уметь что-то, исходя из того, что в тебе что-то есть уже. … …

Николай. Ну, ценность от этого сама по себе – она куда-то пропадает. Сама по себе.

Гена. Вот смотри, интересно, ты сейчас физиологически посмотрел – себя изнутри увидел. Ну, посмотрел – немножко посмотрел.

Николай. У меня такое размышление, что она не меняется сама по себе ценность. Хотя не знаю, может и меняется.

Гена. Во. Пусть так. На каком моменте школьной жизни ты это потерял?

Николай. Что?

Гена. Ну, то, что ты так вот размышляешь? \…\

Николай. Не было такой среды, чтобы размышлять. Просто что-то делаешь, книжки читаешь. Потом хоть какое-то размышление появляется. Там все сталкивается в противоречии: одна книжка про одно, другая про другое.

Гена. Хорошо. Одно – противоречия. А что у тебя? – вот ты уже сколько лет прожил – достаешь большой словарь там и говоришь «вот в четвертом классе у меня было возникло противоречие между этим и этим. И я это противоречие решил, предположим,  в восьмом классе – увидел там. В 10-м классе, предположим, это решенное противоречие позволило мне взглянуть вот так». \…\

Николай. Т.е. получается, думать начинаешь не от того, что там какой-то «плюс» – а от того, что тебя там приперло. И естественно, ты думаешь тогда критическим, что ли, образом.

Гена. Ты вынужденно думаешь. Вопреки собственному развитию.

Николай. Безрадостное какое-то ощущение.

Гена. Да, да. А теперь смотри, и теперь получается, что мы учимся смотреть не радостно на тот мир, который в общем-то..

Николай. В общем, все, что через мышление, получается – оно все какое-то не радостное, да? Все от конфликтов.

Ася. Если мышление дает возможность разрешать – там же, наоборот, плюс.

Гена. Ну, это нормально. Т.е. нормальная форма отравленного.. – или испуганная форма мышления.

Николай. Ну, другая, с детства что-то не появляется, по крайней мере, у меня. … А потом от нее можно как-нибудь выздороветь?

Гена. Зашибись! Сколько времени прошло? \…\ И что, он (Николай) скажет «я тебе должен доверять»? И как теперь у него родится слово «доверие»? …

Николай. Никак не родится!

Галя. Это издержки образования, вы хотите сказать?

Гена. Откуда я знаю? Я вот увидел, увидел и поразмышлял по этому поводу. И все на этом. У меня и дальше идет форма размышления по этому поводу. Я сейчас думаю, предположим, «а с какого фига он будет любоваться, – назовем так, – цветами и красками радуги, женщинами, ногами, работой, еще чем-то?».  \…\ Слушай, заставь поверить нас в себя – что произнеся слово «любоваться» можно без доверия.

Николай. Я вспомнил, и как-то доверия вроде особо нет – но любоваться-то я могу.  (Разговор по поводу любования, мыслей и радости)

Гена. (засмеялся) Прикольно. Я сейчас засмеялся. А, пришла мысль – что от того, что он сказал – у меня ничего нет вот. У меня нет аргументов. Т.е. это не носит объяснительный характер. Это носит показательный характер. Вот для меня это показательно. … \…\ Такое ощущение, что та форма мышления, которая шла-шла-шла-шла в итоге к этому привела. … И я, исходя из этого – я верю в то, как я думаю. Или как я вижу. … … И тогда получается как бы даже ее переживания – они остались незатронутыми. Она переживает в объеме моей радости – не отнимая ее, не добавляя, не искажая. … … Я как-то сравнил бы, интересно.. – вот у меня столько было встреч с таким типом мышления – офигенно. Ведь он (Николай) не одинок в том, что он так думает.

Наташа. Ну, я думаю, что все люди, в общем-то, в принципе так думают – основная масса.

Гена. Ты знаешь, вот мне людей как-то не хочется делить на массы. Потому что это..

Наташа. Но они же не из радости думают.

Гена. Да. … Я сегодня размышлял по этому поводу. Что движение строевым шагом, назову так, к Апокалипсису нужно учиться или отодвигать, или разбивать. Потому что в этом случае все больше и больше будет звучать слово «не верю в радость», «не верю в любовь» или «не вижу оснований» – много-много чего. Т.е. много-много не воспринятых слов, которые создают отношения между людьми. И которые создают отношения между людьми в процессе создания атмосферы. … А как, не создавая атмосферы между людьми – как можно употребить слово «доверие»? Т.е. я вначале как бы говорю тому, что рядом со мной – пространству, воздуху. Употребив слово «доверие» я его электризую. И вот эта электризация этого пространства позволяет достучаться до того – кому это слово как бы направлено. … Потому что в основе-то этого слова рождается как бы слово «вера». Т.е. я верю в этого человека. … Вот я в него верю. Но сказать, что я ему доверяю – нет. … Т.е. то время, которое есть в нем и то время, которое есть во мне.. – он не противоречит, назову так, моему взгляду. Он живет в пределах, назову так, моего взгляда.

Наташа. Но он все равно получается, на расстоянии.

Гена. Я это допускаю! … От того, что он сказал – сказанное я вижу, так назову. … Увиденное мною -меня не беспокоит. … Потому что то, что в нем происходит физиологически – оно не заглушает меня физиологически. …

Оксана. А если бы заглушало?

Гена. А если бы заглушало, тогда получается, того огня, который у меня есть внутри – на его (Николая) разогрев был бы недостаточен. Получается, что у нас разные источники. Ну, у него свой источник, у меня как бы – свой. По этому даже. … Такое ощущение, как будто разные источники позитивности по взгляду. … … Вот я сейчас сижу, думаю «может быть, Прометей давал с таким запасом..?». Ну, предположим, вот как бы Прометей – это условно. То количество внутреннего огня, которое.. – крамольная вещь, может быть. Вот я для себя как бы живу, хочешь назвать – в свете или в разумении. Но если я его (Николая) вижу, предположим – он-то живет в своем разумении. … … У меня нет права сказать, что «слушай, мужик, но ты живешь там..!» – он говорит «ну, извини – я живу в своем разумении». Я говорю «да» – он же еще за это получает деньги.  … Значит, степень вот эта вот огня внутреннего у каждого разная, но плюс еще при этом он существует. … Вот может быть, отсутствие огня или, я не знаю, как назвать его, и сумма тех переживаний по поводу того, что.. … Как бы сказать – «дай мне качества», «дай мне качества», я не знаю вот.. – вот я не знаю, как это сказать. … Если бы он плакал – один вариант бы был, если он не плачет там – другой вариант идет. Если он при этом находит общий язык – значит, есть какое-то количество людей, как мы выражаемся, схожих с ним, при которых он, в принципе, нормально функционирует. … Он же не одинок. … Может быть, сложнее в том, что тогда, когда ты видишь это и ты на этом останавливаешься, сказав, что «вот я это вижу – и все». Но нет у меня права протянуть руки на другое. Или на то, что не похоже. … … Т.е. не ужалить его (Николая), назовем так, огнем, что ли. Не опалить его огнем – тот (тем), который есть у меня, предположим. И я не хочу попасть, условно говоря, под его огонь – под огонь его взгляда. Под проявления его огня – так назвал бы, наверно. … Я замахнулся, конечно, на большое…

 (продолжение следует)

 

Ваш комментарий

Вы можете оставить свой комментарий