Фрагменты беседы с психологом (27 октября 2013, Казань) – 1 часть

Ключевые понятия: изменение ощущений; реакция слез у женщины; мышление из представлений; мышление террористов)фотография(3)

Инна. Гена, а раньше ведь таких не было ощущений – это изменения какие-то?

Гена. Ну да. Я же тоже меняюсь для себя, по всей видимости. Ну, это несомненно. И поэтому, если с этим, предположим, вот ты высказался – ты освобождаешь место высказанному, и в это место приходит дальнейшее. И оно должно осесть. … Если оно не осядет или в этом состоянии, назовем так, в Тантре – условно говоря, в половых отношениях – то тогда возникает несоизмеримость по отношению к партнерше. … (Она) для себя скажет «а что это такое?», условно говоря. Т.е. с этим объемом тебе знакомиться, может быть, назовем так, пока рано – пока оно не осядет у меня. Иначе просто получается с этим как бы хоть подстава.. … …

Николай. Я поэтому тебя вчера и спрашивал на тему, что если я насобирал и начинаю выдавать Ларисе (жене) – я иногда вижу такое.. – хорошо, в лучшем случае у нас идет – она доходит до определенного уровня, потом – раз! – идет сброс. И у меня, короче. … Вроде я тут пришел весь такой при делах, с содержимым, а меня она практически на пике взяла и срубила. Думаю «надо же, как же так?». \…\ А Лара, у меня такое ощущение, что она вот слоями в каких-то местах мягкая со мной взаимодействует, а в каких-то местах, знаешь, как скрежет такой – и она обычно в такой ситуации убегает, иногда просто физически. Так вот смотрит на меня и кричит «Коля, тебя слишком много!» – и бежать. Потом я пытаюсь, говорю «Лара, ты можешь мне вот эту фразу объяснить – «тебя слишком много»?». А она молчит. У нее с разговором туго – она разговаривать не умеет, поэтому я с ней чисто атмосферно взаимодействую. Но психологически сесть поговорить – разобрать, обсудить – ну никак. И у нее иногда бывает так, что, может быть, она просто не говорит мне – она начинает плакать. С регулярностью 3-4 месяца. Просто вот сидит рыдает. Я «что случилось?». И все что я могу – это (задышал) и погнали. В своем пространстве начинаю дышать и позволяю ей плакать или вместе с ней продыхиваю, перерабатываю вот это вот что там у нее.

Гена. Там просто иногда определенный набор качеств проходит – и мысли начинают сжиматься. И сжимаясь, вот это вот межволоконное пространство – оно уплотняется. А оно должно вот эта реакция пространства в теле – оно должно каким-то образом выходить. И оно может как раз выйти в форме слез. Потому что не тот уровень ее понимания. \…\

.

Николай. Вот этот волгоградский, конечно теракт.. … Интересно, вот они взорвали в Волгограде – они что, никаких требований не выставляют? Или о них в СМИ не говорят?

Гена. Что им надо?

Николай. Ну да, приехали они в Волгоград – она и этот Сергей, она пошла в автобус – рванула себя. Ну, ладно – всякие борцы бывают. Вопрос –а за что?

Гена. Ну, у них, знаешь, на мой взгляд, просто есть свои представления об этом. Ну, просто внутри. И они не выходят за рамки слов. Это, знаешь, как вот крутятся-крутятся-крутятся. И у них возникает, может быть, где-то элемент раздражения, где-то элемент негодования – но он опять внутри проходит. А он не происходит как бы на уровне там ни требований, ну, ничего. Потому что основные формы, может быть, молитвы-то происходят индивидуально..

Николай. Угу. Тут намолил – то тут накрутил.

Гена. Да. И оно, может быть, легло как бы на понятие «накрутил на то, что намолил».

Николай. Да, а у них получается это одинаково – они не разъединяют.

Гена. Они не разъединяют его. И поэтому оно возникает как форма ошибочности.

Николай. Потому что ну как так – такие действия делать и никаких требований не выдвигать? Это вообще очень странно. \…\ Потому что, допустим, вот те же в Англии – у них же за каждым терактом – там целый список.

Гена. Да, это европейцы.

Николай. Да, мы хотим отпустить этих, передвиньте границу сюда. А здесь – раз! – рассказывают про Волгоград – рассказывают, рассказывают..

Гена. Ну, это и есть форма зомбирования, скорее всего.

Николай. А что хотели-то, вообще?

Гена. Просто они хотели дополнительно привлечь внимание – форму энергии. Это такая психика, может быть – подростковая, до-подростковая.

Николай. Угу. Такое острое подростковое состояние «я погибну за свои убеждения!».

Гена. А вряд ли он.. – убеждения у него к этому возрасту внутри есть. Он, скорее всего..

Николай. Есть сама идея о гибели за убеждения.

Гена. Он так думает.

Николай. Да.

Гена. А на самом деле просто подставить.. – хочешь, назвать «подставили»..  … А тогда, когда он, может быть, если б были бы, я так называю «атмосферные проявления», то в этих атмосферных проявлениях оно бы – ряд каких-то мрачных вещей – оно рассасывается. А если нет вот этих вот атмосферных проявлений в городе, в регионе – то что рассасываться-то ему? … Вот иногда бывает, приходят люди на консультацию. Ну, он подготовился, есть вопросы. Приходит и тут вопрос задать не может. Я говорю «что там – что надо?». «Не знаю – у меня из головы все ушло». И вот нужно создавать вот эти условия напряжения – когда из головы все уходит. И тогда оно как размыкается, не залипает и получается – у него нет аргументов там в сторону того, что он готовит.

Николай. Ну да. Последнее время достаточно много таких вот подготовленных людей подходит. Когда, действительно, на уровне как психолог идет уже такой ответ что «знаете, я вам помочь не могу». Потому что там все настолько подготовлено и все пути настолько протоптаны.. Да и вот просто я смотрю так на человека и вижу – то, что, может быть, он называет своей проблемой – это и есть вообще, в принципе, его способ жизни.

Гена. Да.

Николай. (продолжает) Его способ жизни, его способ мышления. И больше ничего нет! Т.е. нет свободного плацдарма, куда можно хотя бы на доли секунды отступить и глянуть.

Гена. Он просто в таком диапазоне ежесекундном – он не поверит, что он думает. Это пробоя не получается.

Николай. Не получается. Вообще не поверит. Даже не заметит!

Гена. Ну, это уже – да. Это как неотъемлемая часть – не заметить. Это – не принять во внимание. Это, может быть, я рассказывал – как женщина уже, когда защитила кандидатскую – она не поняла, что она кандидат. Дали как бы доцента, она говорит «ну, это же, Гена – ты». Я говорю «я-то – я, но работала же ты». И получается, такое ощущение, что включается какая-то функция мышления – которая для этого существа является как форма наваждения. И вот она в этом наваждении что-то проходит – что-то у нее открывается, – и какая-то часть мышления – это какие-то контакты перестанавливаются, туда-сюда, прошло дыхание. Она получила – видит. … Но она потихоньку-потихоньку с этим качеством начинает осваивать себя. А основная вот эта вот грубая часть, можно назвать, природа или первоинстинктовая – она начинает потихоньку, я называю, расщепляться. И расщепление это получается – она в расщеплении менее агрессивна. … И тогда она уже начинает получать чуть-чуть другие отклики от окружающих.

Николай. И вот это вот уже заметить легче. Внутри себя заметить практически невозможно – а вот изменения, отклик такой внешний уже заметен ей.

Гена. Да. И она уже начинает как бы в этом случае где-то за что-то бороться внутри себя. … Поэтому я называю это – ну, наверное она, так сказать, «залипла». Но, Бог его знает в ком больше ценности, в том, который залип..

Николай. Да, или в том, которой только сейчас видит, что залип.

Гена. Да.

(продолжение следует)

Ваш комментарий

Вы можете оставить свой комментарий