Фрагменты беседы – 21 июля 2017 (Домик в деревне)

20731457_1441835665907146_1415412658_n

 Гена запевает песню «На муромской дороге стояли три сосны», Вика и Дима подпевают.

Гена. Вот такое ощущение, как будто в этом заложена какая-то мощь, я не знаю как назвать его. У меня такое ощущение, как будто какое-то количество людей к этой песне не допускалось, или какое-то качество людей.

Вика.  Ген, в этой песне вот как раз ты говоришь как «время» – заложено большое время. У нас (сейчас) кирдык – «ах, я не хочу жить!». Она же дождалась – это сколько лет было, пока он вернулся. Это какая глубина переживаний во времени! Это жизнь.

Гена. Ну, мне в этом случае – «По диким степям Забайкалья» (откликается). Что-то в этом (есть).. \…\ Я просто тихо-тихо изучал – и вот про себя, знаешь, как бы фраза, может быть (поет) «По диким..». И вот ты чувствуешь, что оно на самом деле дикое. Вот внутри на самом деле такое дикое! – но золото есть.

Дима. Сибирь ты имеешь в виду?

Гена. Внутри! Ну хочешь назвать – та же Сибирь!

Вика.  Внутри – Сибирь.

Гена. Да. И вот ты эту Сибирь должен поднять. Понимаешь? А там золото роют. И как будто для тебя внутри кто-то копошится – он тебе золото вот роет.  И так может быть.. – а то потом скажут «вот талант он весь погубил». «А он был такой талантливый, бляха..»…  Что его вспоминать-то? /…/ И знаешь, вот я почувствовал, вот это мужская песня. Наверное, может быть, это вот такая русская песня что ли.

Вика. Мужского духа.

Гена. Да. Хотя, что-то у нас мужиков не называют бродягами. Они бомжей называют их в худшем случае. … А все остальные песни – они что-то такие коротыши. … Ну еще «Степь». … Ну, «Степь», наверное, такое ощущение, как будто она где-то другой какой-то национальности, которая там.. (Гена напевает мотив)

Вика.  Это ты (говоришь о) «Ой ты степь широкая»?

Гена. Да, да, да, да. Это скорей всего, я так понимаю, в тележке едет женщина и что-то для себя (переживает), а мужик это – ну, взята рабыня. А мужик для себя вот подпевает мурлыча. И такая синхронизация. …

Вика.  Ген, вот все хотят счастья – ну, в песнях люди. Вот если взять, допустим, вот статусность –  там царские особы: там ведь не счастье. В заданных условиях стать кем-то, развернуться и получить вот свое.

Гена. Да, ты права. Я сегодня размышлял по этому поводу. Ты знаешь, по большому счету вот мы слова ни хера не ценим. Вообще не ценим. Мы не ценим порядок слов. Потому что до понятия, может быть, «счастье» – столько.. – во-первых, тебя туда не пускают. Потому что мы хотим-то. Знаешь, как бы не счастье-то ведь тебя хочет – тебя хочет, скорее всего, может быть, не-счастье. Скорее всего, может быть, хочет не.. – фраза опять «не любовь». Фраза вот.. – я сейчас не знаю – наверное, русский (язык) в этом случае немножко скудноват.. – «не любовь» там.. Любовь тебя, не скажу – что она не хочет! Любовь хочет тебя! А не-любовь хочет тебя больше, чем любовь. …

Вика.  Любовь тебя парит, доделывает. А не-любовь подхватывает какой есть.

Гена. Вот об этом-то и идет речь. И поэтому когда возникает большое количество людей, желающих иметь не Медного всадника – хотя Медного всадника тоже было б неплохо иметь – а Белого принца… Ну, не может быть такого количества принцев. Ладно, я понимаю, если все государство разделить на такое количество – типа округа, районы – может быть и принцев-то хватит. Но белых лошадей-то где возьмешь? … И там получается, что знаешь, вот такой кропотливый труд, который должен вести к этому. Слава Богу, и вот ты вроде произнеси правильно – и ты переходишь в категорию магии. …

Вика.  Процесс начинает происходить.

Гена. Да, процесс начинает происходить. То же самое как бы.. – ну, попроси у Бога.. – а человек говорит «мне тяжело», бляха.

Вика.  И очень часто слышится «я не знаю как просить», «у меня нет слов». Т.е. и слов-то нет.

Гена. Это уже вторично. Это уже, Вик, такая..! И поэтому иногда от разговора с людьми так хочется нажраться! – мягко говоря. Я думаю, не зря хочется нажраться – потому что это необъяснимая категория  для контактности. А когда сидишь и ведешь диалог.. – потому что, скорее всего, диалог можно не вести. Потому что нажраться – и тебе сочувствуют. … А ведешь диалог – скажут «ну, Гена, бля – с какого хера тебе сочувствовать? – ты же еще рот открываешь – значит, ты не настолько-то и пьян». … \…\ Я размышлял, знаешь, наверное.. – вот вчера посмотрел фильм про Ковпака – он мне нравится мужик. И я понял для себя, что Ковпак – это тот же батька Махно. Точно такой же. Но плюс получивший партийные инструкции.

Дима. Выполняющий.

Гена. Выполняющий, да? Потому что это его характер! – это его местечковость. Это не госструктура типа государства – она вот район-район, предположим, хутор, район, хутор. И поэтому там батек было много. И это, извини, это не в обиду. И поэтому найти человека.. … \…\ Понимаешь, идет? И тогда получается, что человека надо взрывать телесно. … Т.е. чтоб произошло – вот этот элемент, хочешь назвать «введение гена» какого-то. И происходит мутация. Мутация так просто не происходит сама по себе. Потому что появится любая радиоактивность – пропадет там до фига какого-то количества людей. … Конечно, я многое не говорю о чем-то еще. … Т.е. получается как бы без разницы на каком уровне это – хоть на физиологическом, хоть на физическом уровне это: такой процесс, который одинаково – и так работает, и так работает, и так работает он. … Вчера говорят.. – вот пошла, ну назовем так, я понимаю, что пошла нормальная естественная убыль. … Но она естественна.

Дима. Убыль? Населения?

Гена. Да. Ну, населения там. … Какой-то мужик поворачивает – едет на машине, там пятеро детей – поворачивает на сплошной двойной (полосе), – ну это вообще о** не встать! И тогда, а зачем же в этом случае старалась женщина – рожала пятерых? Чтоб мужик взял и повернулся на двойной сплошной? Где у него кирдык-то был? Почему он не оберегал вообще-то?! … Мы сидим паримся, каждую единицу.. – из дроби пытаемся создать единицу, пытаемся еще что-то. А он взял на сплошной и это.. …

Ирина. У него дети лишние…

Гена. Ты права. Ты права.

Ирина. Может, думает, что она еще родит?

Гена. И вот ты знаешь, вот какой-то момент вот такой вот войдет.. – и я и почему все время боялся покупать машину – потому что я знаю, что страшно не за себя, а страшно за тех, кто едет навстречу. … Милый, а бес имеет детей вообще-то или не имеет? – вот что интересно в этом случае. Ты знаешь, как будто бес, – такой многодетный, такой многодетный! … Ну, попутал… Ну, хорошо, «попутал», бляха..! … \…\

.

(Гена рассказывает о взаимодействии, когда человек прислушивается)

Гена.  … Приятное слово бывает приятным. … … И сложно сказать, что это как бы праведный путь. Такое ощущение, как будто когда по словам идешь – жизнь кажется вообще нормально праведной. Ну, вообще вопрос не ставится.

Дима. Просто вот эта последовательность слов – она привычная, и поэтому считается, что все правильно..

Гена. Да, да, да. Там других вопросов и не возникает, вообще-то. Как будто когда какие-то другие вопросы ставятся – они ставятся на таком дальнем расстоянии, что их видно как они ставятся.

Дима. Да, можно не доходить, обойти там.

Гена. Да, посмотрел – обошел. Это как, знаешь, как будто всегда есть афиша, что если этот спектакль хороший, или этот спектакль там плохой. … Черт побери, я вот, честно признаться, я не знаю почему Гамлет в нормальном изложении Смоктуновского был менее, может быть, интересен, чем Гамлет в изложении Любимова с исполнением Высоцкого. Я понимаю, что Высоцкий – он просто нормально рвал жилы. Он знал, что «у меня, – говорит, – внутри Гамлет сидит!». Он не может не проявиться вот так вот. Ну, это достижение было. … А Гамлет в изложении Смоктуновского – ну, такая красота! – для меня. Даже не видно у него гримас – а видно его внутреннее переживание, в котором нет гримасы.

Ирина. Полушепотом.

Гена. Да.

Ирина. А Смоктуновский вообще голос не повышал.

Дима. Он как будто размышляет.

Гена. И это размышление, знаешь, имеет выход через  губы, через глаза, через нос там, через плечи – не важно, – но это действует. И ты понимаешь – это классика! Вдруг у мужика такая пластичность, такая пластика – как будто она дана ему.. – как бы сказать.. – извините, фраза «кроме его классики больше никого нет».

Дима. Но там взрыв был в словах.

Гена. Конечно, конечно.

Дима. Потому что получается, что он либо знал все, что будет с ним – он просто как бы подводил свои рассуждения. Он знал что будет – просто отслеживал что происходит.

Гена. Он, знаешь, он как будто дошел до края чего-то и от этого края шел, нагнетая вот это вот, хочешь назвать там «зрителя», хочешь – «нагнетать себя». И он мог в этот момент сказать зрителю «вы для меня ничто». Это моя роль есть что! И он, выдавая это через себя – вдруг зрители начинали допирать до чего-то. … Он пробил!

Дима. Нет, просто мы говорили о том, что вот когда «а не спеть ли мне песню о любви»..

Гена. Да, да, да.

Дима. (продолжает) Понимаешь? Это один выход.

Гена. Да.

Дима. Или другой выход – когда ну, вроде как песня тихая – а в ней там что-то внутри.

Гена. Да.

Дима. В этой последовательности слов как раз и взрыв. Не оря.

Гена. Да, да.

Дима. Т.е. это возможно?

Гена. Возможно. Так и мне поэтому и интересен Чиж как тенденция современности молодежи, в которой она живет. Они сами для себя еще не допирают в какое время они живут!

Дима. Ну т.е. опять же вот Высоцкий прокричал..

Гена. Да. Наверное, после Высоцкого появляется уже другой тип актеров – но они не дотягивают. Я так понимаю вот – сейчас нет вот этой категории Смоктуновских. … Наверное, где-то есть.

Дима. Отдавать… Там же получается так, что ты прожигаешься?

Гена. Да.

Дима. Ты прожигаешься – и ты понимаешь, что ты прожигаешься. И можешь ничего не получить.

Гена. Может быть. Может быть.

Дима. Таких людей где взять-то?

Гена. Да. Но у него-то поэтому еще была текстура – классика. Он говорит «я прожигаюсь не зря! – за мной стоит текст».

Дима. Он на хрип переходил, Высоцкий – на хрип переходил. Не сразу. Он песню начинал какую-нибудь. Сначала вроде ничего-ничего-ничего – а потом переходит и у него чувствуешь, что..

Гена. И на нерв переходил!

Дима. Да. Да.

Гена. Да. \…\

.

Вика.  Гена, тебе смородину (красную смородину) поставить поближе? Или она сладкая?

Гена. Знаешь, у нее нет продолжительного вкуса.

Вика.  Это только эта смородина (красная) или у смородины вообще вкус..

Гена. Нет, нет. Черная смородина – у нее есть продолжительность. Но редко бывает, чтобы продолжительность совпадала со вкусом. Немножко другая категория этого. … У земляники, может быть, лесной ты двигаешься за запахом – и в итоге встречаешься со вкусом. У садовой ты встречаешься со вкусом – но, может, не встречаешься особо с запахом. И поэтому я ее особо-то это..

Вика.  А у малины для тебя и вкус и запах есть, да?

Гена. Я ее долго разбираю по частям – у нее еще косточки есть.

Вика.  А чем мельче разбираешь – тем больше послевкусье, да?

Гена. Да, да. Потому что разбираешься с ее косточками. А наверное, может быть, вот какой-то такой поисковый вариант внутри – он где-то регулярно происходит. И ты не говоришь для себя, что как бы ты поел – ну такой поисковый вкус у тебя.

Вика.  Не «поел», а все время «вкус», «вкус», «вкус».

Гена. Да, да, да. Тогда уже, может быть, т.е. если ты наполнился вот этими вкусами – тогда получается, что ты поел. … Я так понимаю, что если соответствовать какому-то такому восприятию – то такое ощущение, как будто ты.. – то ли меньше пьянеешь, что ли. Потому что что-то является решабельным!

 

Ваш комментарий

Вы можете оставить свой комментарий